Главная --> Православные молитвы --> Календарь жития святых --> Июнь --> 1 июня. Жития святых

Житие святых, память: 1 июня, по ст. ст.

1 июня
Житие и страдание святого мученика Иустина Философа
Страдание святого мученика Иустина и дружины его
Житие преподобного отца нашего Агапита Печерского, безмездного врача
Память преподобного отца нашего Дионисия, игумена Глушицкого, нового чудотворца

Житие и страдание святого мученика Иустина Философа.

Святый мученик Христов Иустин философ родился в Сирии Палестинской, в пределах Самарии, в городе, называвшемся первоначально Сихем, а впоследствии1 Неаполис Флавил2. Отец его, по имени Приск, был знатный язычник; язычником же был и сам Иустин, пока не просветился светом святой веры. Одушевленный любовью к истине, с юности имел он прилежание к книжному учению и, благодаря острому уму, успевал в науках, преподаваемых в греческих языческих школах. Усвоив себе искусство красноречия, он почувствовал стремление к философии и сначала сделался учеником одного философа - стоика3, чтобы узнать, в чем состояло учение стоиков. Иустин горел желанием получить понятие о Боге, но, пробыв несколько времени у стоического философа, он ничего не узнал от него о Боге, так как стоик не знал Бога и учение о Нем не считал нужным. Тогда Иустин оставил этого учителя и пошел к другому философу, из так называемых перипатетиков4, считавшемуся мудрецом. Немного дней прошло, как этот философ уже начал сговариваться с Иустином о плате, не желая учить его даром. Видя сребролюбие своего учителя, Иустин почувствовал к нему презрение, как к лихоимцу, и решил, что этот учитель недостоин даже называться философом, так как ему неизвестно презрение к мирскому богатству. Отвергнув, по указанным причинам, стоиков и перипатетиков, Иустин, побуждаемый неудовлетворенным стремлением к истинной философии, приводящей к познанию Бога, хотел было, избрать своим учителем одного известного философа-пифагорейца5. Тот нашел, что Иустину должно прежде всего изучать астрономию, геометрию, арифметику, музыку и некоторые другие науки, как необходимые, - по его мнению, - в земной жизни. Но Иустин рассудил, что для изучение этих наук придется провести много лет, тогда как для души от них не будет никакой пользы; не слыша и от этого учителя ничего, что удовлетворило бы желание его сердца, с каждым днем все более распаляющегося любовью божественною, Иустин также оставил его. Потом он обратился к одному из платоников6, учение которых в те времена было в великой славе и уважении; платонический философ обещал научить его познанию предметов бестелесных от подобия телесных, высшим знаниям от подобия низших и разумению Бога от разумения идей, - ибо предполагаемым концом этого платонического учения был переход от познания идей к разумению Бога. Блаженный Иустин охотно склонился на такой путь, надеясь постигнуть предмет своих стремлений - божественную мудрость, дающую знание Бога и исполняющую благодатью Его. При учителе платонике пробыл он довольно времени, скоро изучил догматы и уставы Платона, и достиг совершенства и славы, как еллинский философ. Но истинного христианского богопознания достичь этим путем Иустин еще не мог, ибо Греческие философы, почитая нетленного Бога под тленным образом людей, птиц, четвероногих и гадов, прославляли Его не по достоинству. Все же Иустин имел некоторое духовное утешение, упражняясь в богомыслии и поучаясь богопознанию, на сколько мог постигнуть его ум, еще не просвещенный истинным учением.
Прогуливаясь однажды за городом, на уединенном месте вблизи моря и обсуждая в уме различные философские учения, Иустин увидел какого то незнакомого ему почтенного старца, убеленного сединами. Когда он со вниманием смотрел на старца, последний сказал:
- Разве ты знаешь меня, что так внимательно на меня смотришь?
- Не знаю, - отвечал Иустин, - но мне удивительно видеть тебя в этом пустынном месте, где я не ожидал никого встретить.
- Родные мои, - сказал старец, - ушли в ту сторону; ожидая их возвращения, я вышел им навстречу, чтобы издалека увидеть их. А ты здесь что делаешь?
Иустин отвечал:
- Я люблю прогуливаться в уединении, чтобы беспрепятственно размышлять о философии.
- Какую же пользу приобретаешь ты от философии? - спросил старец.
Иустин отвечал:
- Что можно найти полезнее философии? Она - просветительница ума, вождь и наставница всякому рассуждению, руководительница жизни; кто хорошо узнает ее, тот как в зеркале видит невежество и заблуждение других; без философского учения и правильного употребление разума не может существовать премудрость. Поэтому должно каждому человеку поучаться философии, дабы знать, что приносит пользу и что нет, чего следует держаться и что отвергать.
- Но приносит ли философия счастье человеку? - спросил старец.
Иустин отвечал:
- Конечно приносит.
- Скажи же мне, что такое философия, и в чем от нее счастье?
- Философия, - отвечал Иустин, - есть разумение всего существующего и познание истины; в обладании тем же разумением и премудростью состоит и приносимое философией счастье.
Старец спросил:
- Если истина познается с помощью правильного философского разумения, то что скажешь ты о Боге?
Иустин отвечал:
- Существо - никогда не изменяющееся, но всегда пребывающее в одном и том же состоянии, первопричина всякого бытия, - вот как мыслю я о Боге.
Старцу понравился этот ответ, и он продолжал вопросы:
- У всего существующего есть ли один общий разум? Ведь о сведущем в каком-либо искусстве говорят, что он это искусство разумеет: землемерие ли то, мореплавание или врачевство; не то же ли бывает и по отношению к прочим вещам божественным и человеческим? Еще скажи мне: есть ли такой разум: которого исходит познание вещей как божественных, так и человеческих?
- Поистине есть, - отвечал Иустин.
- Одно и тоже ли: разуметь Бога, или разуметь музыку, арифметику, астрономию, или что-либо подобное?
- Совсем нет. Иное дело разуметь Бога, иное - знать какое-либо искусство.
Ты хорошо отвечал, - сказал старец, - некоторые знания получаются нами или от слуха и учение или от созерцания предмета собственными глазами. Если бы, например, кто сказал тебе, что в Индии водится такой-то зверь, не похожий ни на каких других зверей, но совершенно, по своим разнообразным свойствам, отличный от них, - не видев его своими глазами, ты не мог бы знать о нем, а не слышав сначала сам рассказа об этом звере, не мог бы рассказать о нем и другому. Вот теперь я и спрашиваю тебя: как ваши еллинские философы могут правильно разуметь о Боге и утверждать о Нем что либо истинное, если никогда не видели Его, не слышали и, следовательно, не имеют никакого познания о Нем?
Иустин отвечал:
- Отче! Сила Божества зрится не телесными очами, как рассматриваются человеком какие-либо земные живые существа, но одним лишь умом можно постигать Бога, как говорит Платон, учению которого я следую.
Старец спросил:
- Нет ли в уме нашем некоей силы с такими свойствами и настолько могущественной, посредством которой мы могли бы скорее постигать невидимое, чем познаем телесными чувствами какую-либо вещь?
Иустин отвечал:
- Воистину есть такая сила; Платон называет ее оком ума, которое, по его учению, дано человеку с тою целью, чтобы, очищенное и просвещенное учением любомудрия, могло оно созерцать самую божественную истину, причину всех вещей, постигаемых умом. Истина же эта не имеет определенного образа, или какого либо подобия, или возраста, или чего либо доступного телесным очам, но есть Существо выше всех существ, непостижимое, неисповедимое, соединение благости и красоты; самим же этим Существом от начала насаждено в благородных душах желание познавать Его, - ибо Оно любит, когда такие души Его познают и созерцают.
Старцу было приятно слышать такие слова, но всё же он не был вполне доволен этим рассуждением Иустина о Боге по учению Платона, как несовершенным по отсутствию христианского исповедания и, не одобряя Платона, сказал:
- Если Платон так учит, как ты исповедуешь, то почему он сам не познал и не постиг истины Божией? Утверждая, что Бог невидим и непостижим, он видимой твари, небу, звездам, деревьям и камням, обтесанным в подобие человеческое, поклонялся как Самому Богу и, обращал в ложь истину Божию, держался кумирослужения, и учил тому других. Я не думаю, чтобы Платон и прочие еллинские философы обладали правильным разумом, могущим достигать истинного Богопознания: "осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели" (Рим.1:21-22).. Словом, скажу так: ум человеческий, не наставленный Духом Святым и не просвещенный верою, совершенно не в состоянии познавать и разуметь Бога.
Так и много подобного сему говорил старец о правом боговедении, истинном богопочитании и о прочих божественных вещах, обличая заблуждение еллинских философов. Дивясь речам старца, Иустин спросил:
- Где же и какого учителя можно найти для наставления в истине, если в Платоне и прочих философах нет истины?
Тогда старец начал повествовать ему о святых пророках, говоря:
- В древнейшие времена, гораздо ранее всех философов, были некие мужи святые, праведные и угодные Богу; исполненные Духа Святого, они предсказывали о том, что совершается ныне, и называются те мужи пророками. Они одни прежде всех познали истину и, возвещая ее людям, ни перед кем не смущались и никого не боялись; никто не мог убедить их в одном слове отступить от истины, и суетная слава не могла победить их. Обо всем, что они созерцали или слышали от Бога в бывших им откровениях, они говорили просто, истинно и безбоязненно. Писание их и ныне существуют; кто читает их с верою, тому приносят они много пользы и просвещают ум к познанию истины. Не хитрословием и не какими либо софистическими7 доводами или умозаключениями подтверждают свои слова эти святые пророки, но в простой беседе изрекают самую истину, ибо они сами, помимо всех софистических доводов, - вернейшие свидетели истины, как веровавшие в единого истинного Бога, Создателя всего существующего, и предвозвестившие пришествие в мир Сына Его, Господа Христа. И несомненно, что пророки заслуживают веры, так как одни предречения их уже исполнились, а другие ныне исполняются. Истину же некоторых из своих предречений они утверждали и чудесами, творя дивные дела силою, подаваемой им свыше Божией благодати, чего ложные, не Богом поставленные, пророки никогда не могли творить, а лишь устрашали людей некими бесовскими привидениями и обманами.
Так беседовал с Иустином незнакомый ему блаженный муж, и наконец сказал ему:
- Прежде всего молись прилежно истинному Богу, да откроет тебе двери света, ибо только тот может созерцать и разуметь божественное, кого Бог Сам удостоит откровения; открывает же Он всякому, кто ищет Его молитвою и приближается к Нему любовью.
Так сказав, старец отошел от него и стал невидим; никогда и нигде потом Иустин уже не мог найти и увидеть сего мужа. О своих сердечных ощущениях после ухода старца сам Иустин, в беседе с славным иудеянином Трифоном, поведал так:
- Какой-то огонь разгорелся во мне, воспламеняя дух мой стремлением к Богу, и возросла во мне любовь к святым пророкам и к тем мужам, которые суть друзья Христовы. Размышляя о словах старца, я познал, что возвещенная им философия - единственно истинная, начал читать пророческие и апостольские книги и от них стал действительно философом, то есть истинным христианином.
Поведав это о себе впоследствии Трифону, блаженный Иустин предал одновременно памяти, с чего началось обращение его к Богу, когда незнакомым мужем, как бы посланным с небес, он был наставлен на правый путь.
После душеполезной беседы с боговдохновенным старцем, Иустин немедленно обратился к христианским книгам и с сердечным прилежанием начал читать божественные писания. Древние пророчества сивилл8 он сопоставлял с предсказаниями святых пророков о воплощении Христа от Пречистой Девы, о Его вольных страданиях, о будущем суде и о кончине видимого мира; усматривая полное согласие в тех и других, дивился, и понемногу, под внутренним наставлением Святого Духа, приходил к более совершенному познанию Бога и Сына Божия. День ото дня усиливалось в душе его стремление к благочестию и, склоняясь к христианской вере, он осуждал в себе еллинское безумие. В то время немалым препятствием для добрых намерений души, стремящейся к христианскому благочестию, были частые и лютые гонения на христиан, а также много бесчестных, постыдных, слухом невмещаемых, клевет в пороках, ложно возводимых на христиан язычниками, - будто бы христиане в своих ночных (молитвенных) собраниях, погасив светильники, вместе с тем угашают и свет чистоты, взаимно оскверняясь нечистотою, и подобно зверям едят человеческое мясо. Такими и подобными гнусными нареканиями язычники и иудеи обесславливали неповинных христиан перед всеми народами. Лжи нечестивых и безумных людей верили, как бы самой истине; и все неверные ненавидели христиан, людей праведных и святых, гнушались ими, презирали и отвращались от них, как от великих беззаконников, повинных тяжким грехам, и предавали христиан на смерть после многих и разнообразных мук. Эти обстоятельства сначала препятствовали Иустину в его намерении присоединиться к христианам; но всё-таки он не давал особой веры обвинениям, возводимым на христиан, зная хорошо, что часто неразумным народным судом неповинные осуждаются как виновные, чистые обесславливаются как развратники и праведные считаются грешниками. Видя же, что христиане безбоязненно дают ответы в судах, мужественно переносят муки, все видимые блага мира сего презирают как сор, добровольно отдаются на мучение за Господа своего и стремятся на смерть, как на пир, - Иустин рассуждал в себе:
- Неправда то, что говорят о христианах, будто бы они творят такие беззакония: грешник, погрязший в необузданных чувственных наслаждениях и из сластолюбия потребляющий человеческое мясо, не переносит мук, не отдает себя добровольно на раны, но избегает их; будучи же привлечен к какому либо суду, старается всячески избавиться и не жалеет средств, чтобы откупиться от наказания, дабы потом жить безболезненно и, пользуясь телесным здоровьем, еще более предаваться своим похотям. Не таковы христиане: добровольно избирая страдание за Христа, в Которого веруют, и, предпочитая смерть жизни, разве могут они настолько любить грех?
Так рассуждая, он тщательно разузнавал о жизни христиан и вполне убедился, что они пребывают в страхе Господнем чисто и непорочно, рачительно соблюдают свое целомудрие, постом и воздержанием постоянно умерщвляют себя, часто молятся и всегда упражняются во всяких добрых делах. Убедившись во всем этом, Иустин весьма полюбил христиан:всего сердца привязался к ним и принял святое крещение. И стал он великим поборником Христовой веры, борцом словом и писанием против еллинов и иудеев, непобедимым воином Христа, крепким и мужественным подвижником.
Стремясь к спасению душ человеческих, он обходил различные страны: учил и проповедывал о имени Христовом, обращая неверных от заблуждения их к Богу. Пришел он и в Рим9, как философ, - в философском одеянии, вместе с учениками своими. Так как многие сходились к нему для учения, то он образовал училища и под видом внешнего любомудрия учил истинной христианской философии. Встретив там Маркиона10, основателя ереси, он с силою противостал ему, опроверг и написал книги против ересей его, а также и против других еретических учений. Там же в Риме был некий языческий философ-циник11 Крискент, великий враг христиан; с этим нечестивым философом истинный христианский философ святый Иустин непрестанно боролся словом и писал против него книги. Этот циник, сам живя нечисто и весьма беззаконно, ненавидел христиан за их целомудренную жизнь по Боге и завидовал доброй славе Иустина, пользовавшегося за свою боговдохновенную премудрость и чистую, непорочную жизнь почетной известность у всех римлян. В злобе своей циник клеветал на христиан обвиняя их во многих постыдных делах, чтобы обесславить Иустина вместе с его единоверцами в глазах народа и возбудить к ним отвращение. Слыша и видя это, святый Иустин говорил:
- Я готов пострадать за веру Христову и претерпеть смерть от неверных; и думаю, что она постигнет меня чрез этого Крискента циника, безумного, любящего гордость больше мудрости, который недостоин названия философа, ибо осмеливается утверждать то, чего достоверно не знает, будто христиане-безбожники, (не имеют Бога), и делают много нечистого и беззаконного; так хулит он нас по ненависти и злобе и тем хуже простых людей, ибо последние не дерзают что либо говорить о вещах, которых не знают.
Царствовал тогда в Риме Антонин12, преемник Адриана. Сам Антонин не был озлоблен против христиан; однако, в силу указов прежних царей, нечестивые идолопоклонники, правившие народом, гнали и убивали христиан из великой ненависти к ним, а также из лихоимства, чтобы грабить имения их; и не столько ради исповедания имени Христова, сколько по ложным клеветническим обвинениям во многих беззакониях, верных предавали суду, допрашивали во взводимых клеветах и казнили различными видами смерти. В это время в Риме произошел такой случай: некая женщина язычница, жившая нечисто, услышав от христиан слово об истинном Боге и учение о целомудренной жизни, о воздаянии праведным и о муке грешным, умилилась душою и уверовала во Христа. Мужа своего, усердного идолопоклонника, погрязшего в плотской нечистоте, она всячески увещевала, желая наставить на воздержную жизнь и обратить к истинной вере. Когда же она увидела, что совершенно не в состоянии исправить его, то изыскивала средства расторгнуть супружеский союз с ним, чтобы не жить вместе и не оскверняться уже более нечистотою. Муж, узнав, какой христианин научил жену его христианской вере, пошел к градоначальнику жаловаться на христианина, имя которого было Птоломей. Раб Христов Птоломей был взят, долго содержался в смрадной темнице и, преданный суду, был приговорен к смерти градоначальником. Во время этого неправедного суда стоял там некий муж, по имени Лукий, и видя, что блаженный Птоломей осужден неповинно, сказал несправедливому судии:
- За какую вину, градоначальник, ты продаешь на смерть мужа, неповинного смерти? Он не прелюбодей, не насильник, не убийца, не вор, не хищник, в другом каком либо беззаконии также не обличен. Единственная его вина та, что он исповедал себя христианином.
Грозно взглянув на говорившего, градоначальник со злобой спросил:
- И ты не из числа ли христиан?
Лукий отвечал:
- Да, я христианин.
Тогда градоначальник и его повелел предать смерти. Присоединился к этим двум христианам и третий, друг их, во всеуслышание исповедавший себя христианином; и все трое положили души свои за Христа.
У Блаженный Иустин, узнав об этом несправедливом убиении святых, исполнился скорби, написав свиток, или апологию13, доказывающую неповинность христиан, вручил ее царю, сыновьям его и всему сенату, безбоязненно готовый на муки и смерть за Христа. Царь со вниманием прочитал этот свиток, подивился премудрости христианского философа и не только не прогневался на него и не предал его смерти, но даже похвалил разум его. В этом свитке Иустин изобличал ложность языческих богов, ясно изобразил всемогущество Христа, доказал, что обвинения, возводимые на христиан, ложны, и что жизнь их целомудренна и праведна. Умилившись, царь повелел, чтобы христиан за исповедание имени Христова не мучили и имений их не грабили, кроме случаев преступлений, поистине достойных осуждения и казни.
Святый Иустин записал это царское повеление; отпущенный царем, он с его соизволением отправился в Азию, где тогда христиане особенно подвергались гонению. В философской одежде, которую не оставлял он до кончины своей, Иустин пришел в Ефес14, объявил и изъяснил всем повеление царя и послал его в окрестные страны и города. Настала тишина в Церкви Христовой, гонение на время прекратилось, и верным была великая радость. Пребывая в Ефесе, святый Иустин имел прения с премудрым раввином иудейским Трифоном и одержал победу, ссылаясь на ветхозаветное Писание; об этом прении, как и о вышеназванной апологии, есть в книге Иустина пространное слово15.
Пробыв в Ефесе довольно времени, он снова возвратился в Италию и, по примеру Апостолов, всюду в пути проповедывал Христа, обращал путем прений к святой вере иудеев и еллинов и утверждал в ней верных. Когда он пришел в Рим, восстал на него с сильнейшею ненавистью и большею злобою вышеназванный еллинский философ Крискент циник; святой Иустин часто имел с ним прения, всегда его одолевал и посрамлял пред всеми. Не будучи в состоянии противостоять Иустину и не зная, что иное делать, злобный Крискент возвел на него много ложных обличений перед римским судом. Святого взяли и, как повинного наказанию, мучили в узах и истязали на суде; но не нашлось в нем никакой вины. Завистник же, боясь, чтобы Иустина не отпустили на свободу, тайно приготовил смертный яд, посредством которого обманным образом и лишил жизни непобедимого воина Христова.
Так скончался16 истинный христианский философ святый Иустин, оставив по себе много писаний, весьма полезных Церкви Христовой и исполненных премудрости Святого Духа17. Представ подвигоположнику Христу Господу, он принял от Него венец страдальческий и был причислен к лику святых мучеников, славящих Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, во веки, аминь.
Кондак, глас 2:
Премудростию божественных твоих словес Иустине, церковь Божия вся украсившися, жития твоего светлостию мир освещает: излияния же ради крове венец прием, и со ангелы предстоя Христу, моли непрестанно о всех нас.

1 По завоевании Палестины Римлянами (I в. по Р. Хр.).
2 Нынешний Наблус.
3 Основатель стоического учения-Зенон (III в. до Р. Хр.); оно было по преимуществу практическим и имело целью научить господству над страстями и равнодушию при всяких обстоятельствах жизни.
4 Перипатетики - последователи Аристотеля (IV в. до Р. Хр.); они учили, что всякое познание берет начало из опыта.
5 Характер учения Пифагора (V в. до Р. Хр.) виден из наставлений пифагорейца Иустину.
6 Платон (IV в. до Р. Хр.) признавал врожденными понятия о Боге, истине и добре, самостоятельность существования души и т. п. Его учение ближе к христианскому, чем прочие древние философские учения.
7 Софисты отрицали возможность положительного знания вещей и брались за доказательство любой, даже ложной мысли. Отсюда софизм - правильный вывод из ложного основания.
8 Сивиллы - предсказательницы будущего у греков и римлян. В приписывавшихоя им предсказаниях указываются довольно ясно различные обстоятельства земной жизни Спасителя.
9 Рим - главный город Римского государства, лежит в средней части Италии по обеим сторонам реки Тибра, при впадении ее в море.
10 Маркион принадлежал к еретикам - гностикам и учил, что видимый мир сотворен не Богом, а низшими Его силами; ветхий завет он отвергал.
11 Циники (основатель учения-Антисеен IV в. до Р. Хр.) доводили до крайности учение о простоте в жизни, отвергая науку, искусство и всю внешнюю культуру.
12 Известны две апологии св. Иустина: первою, написанною не ранее 150 г. и заключающею в себе 68 глав, он пытался доставить христианам покровительство императора Антонина; второю (написанною приблизительно в 162 г.) расположить Марка Аврелия к более кроткому обращению с христианами. В своих апологиях Иустин философ говорит "от имени несправедливо ненавидимых и гонимых христиан".
13 Доблестные мужи, в пору тяжких гонений на христиан в II и III веках выступавшие пред римским правительством и обществом в качестве литературных защитников христиан и обличителей язычества, в истории церкви известны под именем апологетов - т. е. защитников, а их сочинения носят общее название апологий. В истории христианской перкви известны следующие апологеты; на Востоке: Аристид, Кодрат, Мелитон, еп. Сардийский, Татиан, Афиноген, Мильтиад, св. Феофил, еп. Антиохийский; на Западе: Минуций Феликс, Квинт Септимий Тертуллиан, Арнобий, Лактанций и св. Киприан, еп. Кареагенский.
14 Ефес - главный город Мало-азиатской провянции Асии; расположен на реке Каистре. В настоящее время на месте древнего г. Ефеса находится бедная турецкая деревушка, называемая Сейся-Селюк.
15 "Разговор с Трифоном иудеянином".
16 В 165-166 годах.
17 Кроме помянутых, древним известны были сочинения св. Иустина: "Замечание о душе", а также: "Обличение против Еллинов", "Речь против Еллинов", содержавшие в себе обличение язычества. Святым Иоанном Дамаскиным сохранена значительная часть не дошедшего до нас сочинения Иустина о Воскресении". Известный церковный историк Евсевий утверждает, что Иустином была написана книга "Певец", "Обличение всех бывших ересей" и книга "Против Маркиона". Сам Иустин философ в первой апологии упоминает о своем сочинении против ересей. Самым замечательным произведением Иустина философа являлось сочинение - диалог против иудеев под заглавием "Разговор с Трифоном иудеянином".

Страдание святого мученика Иустина и дружины его.

В то время, когда идолопоклонники по всем странам и городам против благочестивых и соблюдающих благий закон христиан издали нечестивое повеление, чтобы всякий, верующий во Христа, принуждался приносить жертву идолам, были взяты святые мученики Иустин, Харитон и Харита (женщина), Евелпист, Иеракс, Пеон и Валериан, приведены в Рим и представлены на суд градоначальника Рустика. Тот сказал Иустину:
- Окажи ловиновение богам и царским повелениям, чтобы не подпасть осуждению.
Святый Иустин отвечал ему:
- Никто и никогда не может быть осужден, если повинуется заповедям Спасителя нашего Иисуса Христа.
Какого учение ты держишься? - спросил градоначальник.
Иустин отвечал:
- Я прилежно изучал всякие внешние учение и достиг искусства во всяком знании, но потом присоединился к истинному христианскому учению, -хотя бы оно и не одобрялось теми, кто заблуждается в неправом мудровании.
Тогда сказал Рустик:
- Так ты, окаянный, любишь учения, противные нашему мудрованию?
Да, люблю, - отвечал святый Иустин- ибо следую справедливому учению христиан.
Что это за учение?
Правое учение, которое мы, христиане, нерушимо соблюдаем, таково: знать единого Бога, Творца и Создателя всего видимого и невидимого, и исповедывать Господа Иисуса Христа Сына Божия, некогда предвозвещенного пророками, Который приидет судить человеческий род. Он есть Проповедник спасения и Учитель желающих утвердиться в добродетели. О бесконечном Божестве Его я, человек немощный, меньший из всех, не могу говорить с достаточной силою, но исповедую, что это предсказано пророками: они за много веков предвозвестили сошествие на землю Того, Кого наименовал я Сыном Божиим.
Градоначальник спросил:
Куда сходятся христиане?
Иустин отвечал:
- Всякий приходит туда, куда хочет и может. Разве ты думаешь, что мы все собираемся в одно место? Это дело несбыточное: ибо Бог христианский не пребывает в каком либо месте, но, будучи невидимым, наполняет небо и землю; везде поклоняются Ему верные, и слава Его провозглашается повсюду.
Сказал градоначальник:
- Всё-таки ответь нам, куда вы сходитесь, и где собираешь ты своих учеников. Иустин отвечал:
- Я доселе находился близ дома некоего Мартина, при бане, называемой Тимиотини, пришел же в город Рим во второй раз, и другого места, кроме названного, не знаю; всякого, пожелавшего прийти ко мне, я присоединял к истинному учению.
- Итак ты христианин? - спросил Рустик.
- Да, я христианин, отвечал Иустин. Тогда градоначальник обратился к Харитону:
И ты не христианин ли?
Отвечал святый Харитон:
- С помощью Божией, и я христианин.
Потом спросил Рустик блаженную жену Хариту, следует ли и она Христовой вере; Харита также объявила себя христианкой, по благодати Божией. Потом Рустик спросил Евелписта:
А ты кто?
Я царский раб, - отвечал тот- но, как христианину, Сам Христос даровал мне свободу; Его милосердием и благодатью стал я участником той же надежды, как и те, которых ты видишь.
Затем градоначальник спросил Иеракса, не христианин ли и он. Иеракс ему отвечал:
- Поистине, и я христианин, ибо почитаю Того же Бога и поклоняюсь Ему.
Вас сделал христианами Иустин? - спросил градоначальник.
Иеракс отвечал:
- Я и был, и буду христианином.
Бывший тут же святый Пеон сказал:
- И я христианин.
- Тебя кто научил христианству?
От родителей принял я это доброе исповедание, - отвечал Пеон.
Потом сказал Евелпист:
- И я от родителей моих получил наставление в христианстве, внимая же словам Иустина, еще сильнее укрепился в христианской вере.
- Где же твои родители? - спросил градоначальник:
- В Каппадокии.
Потом градоначальник спросил Иеракса:
В какой стране живут твои родители?
Иеракс ему отвечал:
- Истинный Отец наш -Христос, а матерь - вера в Него; земные родители мои преставились, я же пришел сюда из Иконии Фригийской.
Обратился градоначальник к Валериану, побуждая и его к ответу:
Ты также христианин и к богам не усердствуешь?
Валериан отвечал:
- И я христианин, почитаю единого истинного Бога и Ему поклоняюсь, ваших же богов презираю.
Снова градоначальник обратился к Иустину:
- Слушай ты, называющийся красноречивым и считающийся последователем истинного учения: если начиная с головы по всему телу покроешься язвами, то думаешь ли чрез это войти на небо?
Иустин отвечал:
- Если я претерплю названное тобою мучение, то надеюсь получить такое же воздаяние от Господа моего, какое уготовано сохранившим Христово учение; ибо я знаю, что всех, благочестиво поживших и как либо пострадавших за Бога, ожидает до скончании всего мира сокровенная Божия благодать.
На это градоначальник Рустик сказал:
- Итак ты полагаешь взойти на небо и получить некоторую награду от Бога твоего?
- Не полагаю, - возразил Иустин, - но знаю достоверно и надеюсь на это без сомнения.
Сказал Рустик:
Однако приступим к предстоящему нам делу: соберитесь вместе, и все вместе принесите жертву богам.
На это Иустин возразил:
- Никто, рассуждающий здраво, не захочет лишиться благочестия и впасть в заблуждение и беззаконие.
Градоначальник Рустик сказал:
- Если вы не будете повиноваться нашим повелениям, то понесёте муки без всякого помилования.
Иустин отвечал:
- Воистину желаем претерпеть муки за Господа нашего Иисуса Христа и спастись, ибо эти муки исходатайствуют нам спасение и дерзновение на Страшном Суде Его, на который по повелению Божию предстанет весь мир.
Так же говорили и все прочие святые мученики, присовокупляя:
- Исполняй скорее намерение свое; мы христиане, - идолам приносить жертву не будем.
Выслушав это, градоначальник объявил приговор:
- Не желающие принести жертву богам и покориться царскому повелению да будут наказаны жезлами и отведены на смертную казнь через обезглавление, как повелевают римские законы.
Так святые мученики, славящие Бога, были выведены на обычное место казней, приняли раны и, усеченные секирою, окончили страдание в спасительном исповедании. Потом некоторые из верных тайно взяли их честные тела и погребли на достойном месте, при содействии благодати Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава во веки веков, аминь.

Житие преподобного отца нашего Агапита Печерского, безмездного врача.

Когда преподобный отец наш Антоний Печерский1 был прославлен даром исцеления, пришел к нему в пещеру из Киева блаженный Агапит, желая получить душевное исцеление через пострижение в иноческий чин; удостоившись желаемого, он всем сердцем последовал ангелоподобному житию преподобного Антония, руководясь и его наставлениями. Агапит был очевидцем того, как этот великий муж сам служил болящим и исцелял их своею молитвою, причем скрывая дарование, данное молитве его, вручал недужным под видом лекарства травы от пищи своей. Видя это, блаженный Агаяит начал соревновать святому старцу в подвигах и трудился так много лет; когда расхварывался кто-либо из братии, блаженный оставлял келлию свою, в которой не было ничего, что можно было бы похитить, приходил к болящему брату и служил ему: поднимал его, укладывал, выносил на своих руках, и непрестанно молил Бога об исцелении недужного; если же болезнь иногда и затягивалась, то чрез это Господь желал умножить веру и усилить молитву раба Своего Агапита. Подражая подвигам преподобного Антония, блаженный Агапит сподобился быть участником и равной с ним благодати: молитвою своею он исцелял всех болящих, также подавая им травы, которые варил в пищу себе, за что, собственно, и был прозван врачем. О нем распространилась молва в Киеве, и много болящих приходило к нему, отходя здоровыми.
В то время жил во Киеве некий врач, происхождением и верою армянин, настолько искусный в своем деле, что раньше не было равного ему. Достаточно было ему взглянуть на болящего смертным недугом, как он тотчас узнавал и объявлял день и час его кончины, и всегда безошибочно; такого больного он уже ни за что не хотел лечить. Один из болящих такого рода, первый боярин у великого князя Всеволода2, которого армянин поверг в отчаяние, предсказав смерть чрез восемь дней, был принесен в Печерский монастырь. Но блаженный Агапит, сотворив молитву о нем, дал ему в пищу трав, которые вкушал сам и исцелил его; и немедленно прошла о нем слава по всей земле русской. Армянин, уязвленный стрелою зависти, начал укорять блаженного и послал в Печерский монастырь одного осужденного на смерть, который должен был принять пред Агапитом яд и умереть. Блаженный, видя этого человека умирающим, дал ему с молитвою о нем той травы, которую вкушал сам, и этим избавил от смерти обреченного на смерть. С тех пор армянин особенно вооружился на блаженного и подговорил своих единоверцев подать самому Агапиту питье с примесью смертного яда; блаженный же принял и остался невредимым. "Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения" (2Пет.2:9) по слову Своему: "если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мрк.16:18).
Потом разболелся в Чернигове князь Владимир Всеволодович Мономах3. Армянин хотя и старательно врачевал его, но безуспешно, так что недуг всё более и более увеличивался. Уже будучи при кончине, князь просил тогдашнего игумена Печерского Иоанна прислать к нему в Чернигов для врачевания блаженного Агапита. Игумен призвал его и известил о просьбе князя, но блаженный Агапит, которого никто еще не видел выходящим из ворот для врачевания вне монастыря, со смирением сказал:
- Если я пойду для этого дела к князю, то и ко всем должен идти. Прошу тебя, отче, не побуждай меня выходить за монастырские ворота ради славы человеческой, избегать которой обещался я пред Богом до последнего издыхания. Если позволишь, лучше я удалюсь в иную страну и потом опять возвращусь сюда, когда минет эта нужда.
Посланный князя, убедившись, что не будет в состоянии призвать к своему господину самого блаженного Агапита, начал просить, чтобы он дал хотя трав для исцеления. По убеждениям игумена, блаженный дал посланному трав от пищи своей; их принесли к князю, последний вкусил и немедленно выздоровел, по молитвам блаженного.
Тогда князь Владимир Мономах пришел сам в Печерский монастырь, желая видеть того, чрез кого Бог возвратил ему здравие; он никогда не встречался ранее с блаженным и теперь желал почтить его, щедро одарив. Но Агапит, не желая земной славы, скрылся; тогда князь отдал игумену принесенное для угодника Божия золото. Но спустя немного времени, тот же Владимир снова послал одного из своих бояр со многими дарами к блаженному Агапиту. Посланный нашел святого Агапита в келлии и положил пред ним подарки князя. Блаженный сказал ему:
- Чадо, никогда, ни от кого и ничего не брал я (за исцеление), потому что исцелял силою не своею, но Христовою; не требую этого и ныне.
Боярин отвечал:
- Отче. Пославший меня знает, что ты ничего не требуешь; но умоляю тебя прими это, чтобы утешить сына твоего, которому чрез тебя Бог даровал здравие; дар же отдай, если тебе угодно, нищим.
Старец отвечал ему:
- Если ты так говоришь, то приму с радостью. Скажи пославшему тебя, что и прочее, что у него есть, - чужое, и ничего не возьмет он с собою, когда будет разставаться с жизнью; поэтому пусть и остальное раздаст он нищим. Ибо Сам Господь, Который находится среди обездоленных, избавил его от смерти, я же сам по себе никакого успеха не имел бы; и прошу, чтобы он не ослушался этих наставлений моих, дабы не пострадать более сильно.
С такими словами блаженный Агапит взял принесенное золото и вышел с ним из келлии, как бы для того, чтобы спрятать его; вынес и бросил, сам же бежал и скрылся. Спустя немного времени боярин вышел, увидел брошенные пред воротами дары, поднял и отдал игумену Иоанну. Возвратившись к князю, он разсказал ему всё что видел у блаженного и что слышал от него; и все уразумели, что это - истинный раб Божий, ищущий награды от одного Бога, а не от людей. Князь же, не осмеливаясь ослушаться святого, начал раздавать нищим щедрую милостыню.
После многих богоугодных трудов и подвигов, впал в болезнь и сам безмездный врач, блаженный старец Агапит. Узнав об этом, вышеупомянутой врач армянин пришел посетить его и начал спорить с ним о врачебном искусстве, спрашивая, каким средством лечится недуг Агапита.
Блаженный отвечал:
- Тем, каким подает здравие Сам Господь, врач души и тела.
Армянин счёл его совершенно не знающим врачевания и сказал сопровождавшим его:
Он ничего не знает в нашем искусстве.
Потом, взял его за руку и сказал:
- Говорю истину: на третий день он умрёт; если изменится слово мое, то я изменю жизнь мою, и сам стану таким же монахом.
Блаженный с горячностью сказал:
- Так вот способ твоего врачевания: больше говорить о смерти, чем о помощи! Если ты искусен, дай мне жизнь; если не можешь этого, зачем унижаешь меня и осуждаешь на смерть в третий день? Меня же известил Господь, что через три месяца отойду я к Нему.
Снова сказал ему армянин:
- Вот ты уже весь изменился; такие никогда не выживают дольше трех дней.
Святой Агапит действительно был в крайнем изнеможении, так что без посторонней помощи не мог даже двинуться. Между тем к блаженному Агапиту, самому сильно болящему, принесли для исцеления некоего больного из Киева. Блаженный с Божиею помощью немедленно встал, как бы и вовсе не болел, взял обычную свою траву, которую вкушал, и показал армянину, говоря:
Вот трава, которою я врачую: смотри и разумей.
Тот, посмотрев, сказал святому:
Это не из наших трав, но, думаю, из Александрии.
Блаженный, осуждая невежество его, дал болящему вкусить травы, помолился и немедленно сотворил его здоровым. Потом он сказал армянину:
- Сын мой, прошу тебя, вкуси этой травы со мною, если хочешь, ибо ничем иным не могу угостить тебя.
- Отче, отвечал ему армянин - мы в этом месяце постимся четыре дня, и теперь я держу пост.
Услышав это, блаженный спросил его:
Кто ты, и какой веры?
Тот отвечал:
Разве ты не слышал обо мне, что я армянин?
Тогда блаженный сказал ему:
- Как же ты осмелился войти сюда и осквернить мою келлию, да еще держишь меня за грешную мою руку? Выдь от меня, иноверный4 и нечестивый.
И тот, посрамленный, удалился.
После того блаженный Агапит прожил, как предрек ранее, три месяца и, немного поболев, отошел ко Господу. Будучи на земле врачем безмездным, он принял великую награду уже на небе, где нет болезни. Братия приготовили к погребению честное тело его и с обычным пением положили в пещере преподобного Антония5. По кончине святого, пришел армянин в Печерский монастырь и сказал игумену:
- Отныне я оставляю армянскую ересь и истинно верую в Господа Иисуса Христа, для Которого желаю трудиться в святом иноческом чине. Блаженный Агапит явился мне и сказал:
- Ты обещался принять иноческий образ; если солжешь, то погубишь и жизнь, и душу. Я верую, что явившийся мне свят, и если бы хотел он дольше жить здесь, то это даровал бы ему Бог. Я полагал, что он не переживет трех дней, а Бог прибавил ему три месяца, а если бы он желал, то жил бы и три года. Но я думаю, что сам он, как святой, захотел оставить нас, стремясь в Царство святых и если преставил его Бог из временной жизни в сей обители, за то даровал ему жизнь вечную в обителях небесных. Поэтому желаю скорее исполнить повеление этого святого мужа.
Игумен, выслушав армянина, постриг его в иноческий образ и долго наставлял врача телес, чтобы он, последуя блаженному Агапиту, был искусен во врачевании своей души. Армянин подвизался богоугодно и, проведя остальную жизнь в том же Печерском монастыре, здесь же принял блаженную кончину, предав душу свою в руки врача душ и телес, Господа нашего Иисуса Христа, славимого с безначальным Отцом и с Пресвятым, благим и животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

1 Преп. Антоний, родом из Любеча (в 40 верстах от Чернигова), постриженник св. горы Афонской. Придя в Киев, избрал местом поселения одну пещеру в лесистой горе близ Днепра. Богоугодная, подвижничсская жизнь преп. Антония собрала около него многих, желавших, под его руководством, проводить иноческую жизнь. Так возник знаменитой Киево-Печерский монастырь. Скончался преп. Антоний 90-летним старцем, после 46-летних подвигов в пещере, в 1073 г, 7 мая. Память его 10 июля.
2 Всеволод Ярославич княжил первый раз шесть месяцев (1075-1076 гг.) и второй раз с 1078 по 1093 год.
3 Владимир Всеволодович княжил затем в Киеве с 1114 по 1125 год.
4 Армяне разделяют монофизитскую ересь, осужденную четвертым Вселенским еобором в Халкидоне (451 г.) и отвергают все последовавшие за ним Вселенские соборы. Сущность монофизитской ереси соотоит в учении, что Господь Иисус Христос, рожденный из двух природ или естеств, пребывает не в двух - ибо человеческая природа в Лице Бога - Слова так тесно соединилась с Его Божественною природою, что только мысленно может от нее отличаться. В древней Руси вообще существовал взгляд на армян, как злых еретиков: так, митрополит Киприан (1376-1406) в своих канонических ответах писал игумену Афанасию: "армянская же ересь гнуснейшая паче всех ересей; сего ради не достоит православному крестьянину (т. е. христианину) ни едино же общение имети с ними"
5 Прп. Агапит скончался не позднее 1095 года, мощи его почивают в пещере св. Антония.

Память преподобного отца нашего Дионисия, игумена Глушицкого, нового чудотворца.

Сей преподобный отец наш Дионисий подвизался сперва вблизи озера, называвшегося Великим Кубенским1 и находившегося на расстоянии четырнадцати поприщ2 на восток от города Вологды. Впоследствии он оставил это место и в сопровождении инока, по имени Пахомия, стал обходить многие места, расположенные в окрестностях названного озера, ища такого, где бы в уединении он мог отдаться служению Богу. Преподобный Дионисий и Пахомий пришли в селение, называвшееся Лучицей, и здесь прежде всего построили себе келлию, а вскоре после сего соорудили и церковь во имя святого Николая, которую и освятили по благословению ростовского епископа Григория. После сего стали собираться к ним иноки, чтобы жить с ними и подвизаться для душевного спасения. Устроив на указанном месте монастырь, преподобный Дионисий учредил в нем общежитие и, приняв после сего сан священника4, стал в чистоте приносить жертву Господу.
Вскоре после сего преподобный поставил настоятелем устроенного им монастыря ученика своего, вышеназванного Пахомия, и, преподав благословение мира братии, сам удалился из монастыря на расстояние пятнадцати поприщ, на реку Глушицу, и там остановился на ночлег. В тонком сне он услышал как бы голос, раздающийся в этом пустынном месте и зовущий его. Он тотчас же пробудился, почувствовал великую радость и, сотворив молитву, водрузил на сем месте крест, который принес с собою, а потом под одним деревом, - которое и до настоящего времени растет внутри монастыря, имеет чёрные ягоды и называется черёмухой, -соорудил себе небольшую келлию. Один человек, страдавший зубною болью, съел с верою ягоду с этого дерева и тотчас же почувствовал себя здоровым. После сего преподобный Дионисий предался на сем месте строгому воздержанию, всенощному бодрствованию, посту и молитве. И спустя немного времени один за другим стали приходить к нему на это место иноки, так что число учеников его стало умножаться. Видя это, преподобный построил на этом месте церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного Ее Покрова5, и устроил монастырь. Прошло несколько лет после сего, и число иноков увеличилось до того, что помещение в церкви оказалось для них малым, и они стали просить святого Дионисия, чтобы он построил для них другую церковь, большую этой. Исполняя просьбу братии, преподобный построил новую церковь,6 значительно большую первой, чудно украсил ее иконами7, снабдил книгами и неленостно стал поучать братию, наставляя их в том, что должно было принести им душевную пользу.
Однажды, когда преподобный собрался итти в церковь к богослужению, на него напало множество бесов. Скрежеща зубами, они стали его бить, а затем, поднявши пол, положили его там и говорили ему:
- Уйди из этого места, иначе ты умрешь злою смертью!
Но преподобный молитвою победил их слабую силу, и они тотчас же исчезли. Между тем братия, не видя святого, пришли в его келлию и, нашедши его придавленным половыми досками, подняли пол, после чего он сказал им:
- Видите, братия, какую борьбу ведут с нами враги наши, но пусть это не устрашает нас.
После сего преподобный Дионисий тайно от братии ушел из монастыря и пришел в пустынное место, находившееся в четырех поприщах к югу от большой лавры8 на берегу той же реки Глушицы и называвшееся Сосновцем. Здесь он соорудил церковь во имя Иоанна Крестителя9, построил келлии и переселил сюда из своего монастыря некоторых из братии. Он сказал им, что здесь будет погребено тело его и поведал им всё необходимое для своего содержания получать из большой лавры. На этом последнем месте своих подвигов еще за семь лет до своей кончины преподобный сам выкопал для себя могилу, чтобы она каждый день напоминала ему о том часе, когда в нее будет положено тело его. С этого времени он еще более усилил свои богоугодные подвиги в посте, молитве и бодрствовании и много раз всю ночь простаивал на морозе, утруждая этим плоть свою. Совершив силою Христовою множество чудес и причастившись пред исходом души своей Пречистого Тела и Крови, преподобный Дионисий преставился в вечный покой"10.
Тропарь, глас 1:
Божественною любовию от юнсти расалаемь Дионисие преподобне, вся яже в мире красная возненавидев, Христа единаго возлюбил еси: и сего ради во внутреннюю пустыню вселился еси, со зверьми живый, весь Христови11. Отонудуже и всевидящее око12 твоя труды видев, даром чудес и по преставлении обогатил тя есть. Темже вопием ти: моли непрестанно о всех нас, честную память твою присно в песнех почитающих.
Кондак, глас 8:
Все твое умное желание к Богу вперив, тому невозвратно от души последовал еси, в пустыню вселився, и тамо ангельски пожив, многим путь был еси ко спасению: сего ради и Христос тебе прослави, и даром чудес обогати. Темже вси вопием ти: радуйся Дионисие преподобне, пустынный жителю.

1 Преподобный Дионисий, в мире Димитрий, родился в 1362 году в окрестностях города Вологды. О его родителях и жизни его до принятия иночества не сохранилось сведений. Он был пострижен Дионисием, игуменом Спасокаменной обители, находившейся на Кубенском озере, и в этой обители подвизался 9 лет. Кубенское озеро названо "Великим" вероятно потому, что из всех озер Вологодского края оно - самое большое.
2 Поприще - мера расстояние в 690 саженей.
3 Селение Лучица, называемое иначе "Святая Лука", находилось на берегу Кубенского озера у устьев реки Кубени. Здесь до прихода преподобного Дионисия существовал пришедший в запустение монастырь, и Дионисий его возобновил.
4 Преподобный Дионисий был рукоположен в иерейский сан ростовским архиепископом Григорием и, по мнению преосвященного Филарета (Жития святых, июнь, стр. 11) еще до окончания постройки храма на Лучице.
5 Эта церковь построена была в 1403 году. Кубенский князь Димитрий, желая оказать помощь преподобному Дионисию, прислал для ее построение своих мастеров, плотников.
6 Эта вторая церковь построена была чрез 9 лет после первой, в 1412 году.
7 Преподобный Дионисий сам писал иконы, так как был искусным художником. До сих пор сохранились иконы, писанные его рукою. Так, в Прилуцком монастыре показывается икона преподобного Димитрия, написанная им; в Кирилло-Белозерском монастыре в иконостасе собора есть образ преподобного Кирилла - тоже его работы и др.
8 Так назван здесь Покровский монастырь, из которого удалился преподобный.
9 Этот храм был построен в 1420 году.
10 Преподобный Дионисий скончался 74 лет от роду в воскресный день 1-го Июня 1437 года. Московский Собор, бывший в 1847 году при митрополите Макарии, причислил его к лику святых, а в 16 столетии была построена первая церковь во имя его Мощи его почивают под спудом в Сосновецком монастыре в храме во имя святых Дионисия и Амфилохия. В монастыре хранятся две иконы, - одна Покрова, а другая Знамения Божией Матери, - обе по преданию написаны преподобным Дионисием. Наружность преподобного была такая: роста он был низкого и телом весьма худ, голову имел немалую, брови - полукруглые, лицо-продолговатое, щеки - впалые, глаза - кроткие, бороду - до груди, густую, волосы - светлорусые и полуседые.
11 Весь Христови, т.е. всего себя отдал Христу, все силы свои посвятил исполнению заповедей Христовых.
12 Всевидящее око, т.е. всевидящий Бог.

<< предыдущий день :: 1 июня :: следующий день >>


... Добавить сайт в закладки ... Ctrl+D



Молитвы святых. Святые угодники. Иконы.

Иные жития святых:


11 января. Жития святых: Житие преподобного отца нашего Феодосия Великого, Память преподобного Феодосия Антиохийского, Память преподобного Михаила Клопского,
7 февраля. Жития святых: Житие святого отца нашего Парфения, епископа Лампсакийского; Житие преподобного отца нашего Луки Ефесского; Память святых мучеников тысячи и трех, в Никомидии пострадавших;
7 марта. Жития святых: Страдание свв. священномчч. Ефрема, Василия, Евгения, Елпидия, Агафодора, Еферия и Капитона, бывших в различные времена епископами в Херсоне; Память преподобного Емилиана; Память преподобного Павла исповедника; Повесть о затворнике, которому Бог открыл об участи людей, принимающих милостыню;
11 апреля. Жития святых: Страдание святого священномученика Антипы, епископа Пергамского; Память святых мучеников Прокесса и Мартиниана;
17 мая. Жития святых: Память святого Апостола Андроника и Иунии, помощницы его; Память святого мученика Солохона;
22 мая. Жития святых: Страданье святого мученика Василиска;
3 июля. Жития святых: Страдание святого мученика Иакинфа; Житие преподобного отца нашего Александра, первоначальника обители неусыпающих; Страдание святых мучеников Мокия и Марка;
16 июля. Жития святых: Страдание святого священномученика Афиногена и десяти учеников его; Страдание святой мученицы Иулии; Страдание святого мученика Антиоха; Страдание св. мученика Павла и с ним святых мучениц Алевтины и Хионии;
28 июля. Жития святых: Святые Апостолы (из семидесяти) Прохора, Никанора, Тимона и Пармена; Память святого мученика Евстафия; Память святого мученика Акакия; Страдание святого мученика Иулиана;
14 октября. Жития святых: Страдание святых мучеников Назария, Гервасия, Протасия и Кельсия; Житие преподобной Параскевы; Житие преподобного Николы Святоши; Память святого священномученика Сильвана;
2 ноября. Жития святых: Страдание святых мучеников Акиндина, Пигасия и Анемподиста; Память преподобного Маркиана;
2 декабря. Жития святых: Память святого пророка Аввакума; Страдание святой мученицы Миропии; Житие преподобного Афанасия Печерского; Житие святого Стефана, царя Сербского; Память преподобных Иоанна, Ираклемона, Андрея и Феофила;
21 декабря. Жития святых: Страдание святой мученицы Иулиании девы и других с нею; Житие святого Петра, митрополита Киевского и всея России; Память святого Мученика Фемистоклея;

Возможно вас это заинтересует, далее:


Февраль. Жития святых по изложению святителя Димитрия Ростовского
23 апреля. Страдание святого великомученика Георгия Победоносца;
11 августа. Житие преподобных отец наших Феодора и Василия, иноков Киево-Печерских; Страдание святой мученицы Сосанны девы и иных с нею мучеников; Память святого мученика Евпла диакона;
7 сентября. Страдание святого мученика Созонта; Память святых Апостолов Евода и Онисифора; Память святого мученика Евпсихия; Житие святого отца нашего Иоанна, архиепископа Новгородского;
15 ноября. Страдание святых мучеников Гурия, Самона и Авива; Память святых мучеников Елпидия, Маркелла и Евстохия; Память святого мученика Димитрия;
15 декабря. Страдание святого священномученика Елевферия и матери его Анфии; Житие святого Стефана Исповедника, архиепископа Сурожского; Память преподобного Павла Латрского; Память святого мученика Елевферия Кувикулярия; Память преподобного Парда Отшельника;
Преподобномученик Стефан Новый. Память святого мученика Иринарха. 11 декабря.
Преподобный Вукол, епископа Смирнского. Мученик Иулиан. Святитель Фотия, патриарх Константинопольский. 19 февраля.
Благовещение Пресвятой Богородицы и Девы Марии. Преставление святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси. 7 апреля.
Мученик Фалалей. Святителя Алексия. Благоверный князь Довмонт. 2 июня.
Великомученица Марина, Маргарита. Преподобный Иринарх. Перенесение мощей преподобного Лазаря. 30 июля.
Успение праведной Анны. Святая Олимпиада. Преподобный Макарий Унженский, Желтоводский. Преподобная Евпраксия. Пятый Вселенский Собор. 7 августа.
Апостол Матфий. Мученик Антоний. Преподобный Макарий. Собор Соловецких святых. 22 августа.
Мученики Карп, Папила, Агафодор и Агафоника. Иверская икона Божией Матери. Мученик Флорентий. Преподобный Никита Исповедник. 26 октября.
Молитва святому Вонифатию Милостивому
Молитва святому преподобному Роману Сладкопевцу
Молитвы святым семи отрокам Ефесским

Далее: Весь православный раздел ...


^Наверх